Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Шарлотте
Портал русскоговорящего Шарлотта
Русская реклама в Шарлотте
Портал русскоговорящего Шарлотта
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Зачем заедать проблемы

Автор: Татьяна Серафимович

Каждый из нас по-разному реагирует на проблемы и стрессы. Одни люди упорно игнорируют появившиеся сложности, даже если те разрастаются и становятся глубже, другие – плывут по течению, третьи – выбирают самые радикальные методы борьбы. И часто случается так, что средство, призванное бороться с проблемой, само становится проблемой.

Почему так происходит? Потому что выбран неверный метод, или прилагается недостаточно стараний, или степень проблемы неосознанно приуменьшается. Причин может быть много, но главное, что результат они дают даже не нулевой, а отрицательный.

Лиза, наша сегодняшняя героиня, на своем опыте узнала, как одна проблема тянет за собой другую. Причем узнала не вовремя, а когда проблема уже пустила корни и разрослась.

Наверняка свою роль сыграло то, что в бытовом плане у Лизы было мало сложностей – в том смысле, что жила она достаточно обеспеченно и беззаботно. Выйдя замуж сразу после колледжа, она успешно строила карьеру домохозяйки: растила двух очаровательных детишек, кормила вкусными завтраками и ужинами мужа, сплетничала с подругами. Для всех вокруг это была позитивная и счастливая мать семейства, в жизни которой нет места для проблем.

– Проблем у меня в жизни хватало, как у всех. Да, обычно это были бытовые проблемы: те же дети приносят столько хлопот, это подтвердит любая мама. Вот и мои сыновья растут настоящими сорванцами: вечно носятся туда-сюда, то что-нибудь разобьют, то сами подерутся, ежедневно царапины, ссадины, ушибы – никаких нервов не напасешься. Так было с первых лет их жизни, так происходит сегодня, и, уверена, так будет еще очень долго.

Все подруги тоже со своими проблемами, и каждая делилась ими со мной. Да, такое доверие приятно, но оно же может временами напрягать – тогда, когда не до чужих проблем, со своими бедами бы разобраться. Но все равно ведь приходится даже не выслушивать, а вникать в проблему, пропускать ее сквозь себя, чтобы дать правильный совет… и невольно заряжаться негативом. А иногда это совсем не вовремя: дома у тебя все хорошо, ты чувствуешь себя просто супер, приходит Дэйви или Мила, плачет на твоем плече, и все, твое настроение изменилось, оно уже не такое классное и безоблачное как раньше, ведь ты переживаешь о подруге.

И Вик, мой муж, тоже – чуть ли не каждый день приносил с работы проблемы. То начальник у него козел, то коллега подставит, то с партнерами или поставщиками накладки, то подчиненные дураки и все делают не так, как нужно. Нет, я, конечно, все понимала и тогда, и это даже хорошо, что он со мной делился, что интересовался моим мнением. И Вик приносил с работы еще и деньги, он обеспечивал нашу семью, поэтому его проблемы были нашими общими проблемами, считаться с которыми было правильно, и я считалась.

Вот только на семью мужа уже не хватало. Нет, конечно, он всегда любил наших сыновей и старался проводить с ними свободное время: и в бейсбол играл, и на футбол водил… но свободного времени у мужа было слишком мало, поэтому обычными бытовыми проблемами он уже не грузился. Сыновья подрались, с кем-то или между собой? Ну и ничего, нормально, мужики ведь растут. У них плохие оценки в школе? Зато в спорте все хорошо. И все в таком духе.

И с кем я должна была обсуждать бытовые проблемы, пусть и небольшие? С подругами, одна из которых к тридцати с небольшим никак не может найти мужа, а вторая уже разводится? Или со своим Виком, у которого на работе стресс каждый день?

Лиза, Вы не обижайтесь, но мне кажется, что Вы нарисовали слишком мрачную картину… если, конечно, других проблем не было…

– Да, я согласна, у многих в жизни возникают ситуации и хуже, гораздо хуже. Да, на ситуацию многие посмотрят с позиции: «Ну и чего она нервничает по пустякам?» Но я все равно переживала, и справлялась с бытовыми стрессами по-своему – сериалами, ТВ-шоу и чем-то вкусненьким.

Понятно, что даже в те дни, когда хватало забот по дому, у меня все равно выдавались свободные минутки. Обычно это происходило тогда, когда муж был еще на работе, а Кевин с Лиамом еще не пришли из школы. Успев переделать все дела, я усаживалась на диван, брала в руки пульт и включала телевизор. Ах да, и обязательно готовила себе что-нибудь вкусненькое.

Могла взять попробовать то блюдо, которое готовила своим мужчинам на ужин, сообразить какие-нибудь сэндвичи или даже просто ведерком мороженого вооружиться. Так и смотрела – вприкуску, и даже не важно, что показывали, ситком, драму или хайповую «Игру Престолов». Главное, что в эти минуты я отдыхала от бытовых проблем семьи, забывала о заботах, не переживала и не нервничала.

Во время посиделок с подружками мы тоже обычно что-то ели. Это могло быть печенье, которое сделала я или Дэйви, она тоже всегда хорошо готовила, мог быть домашний пирог или все то же мороженое. Мы общались, давали друг другу советы – ну ладно, почти всегда я давала советы и выступала в роли подушки, в которую плакались, – делились мнениями… и лакомились чем-то вкусненьким.

Видимо, тогда-то, за девичниками и посиделками перед телевизором, Лиза и пристрастилась заедать свои проблемы. Не самая полезная привычка, скажу я вам, особенно при малоподвижном образе жизни домохозяйки и отсутствии регулярных занятий спортом.

Со временем увлечение вкусненьким сказалось на фигуре нашей героини. Причем сначала эффект был, можно сказать, положительным, ведь Лиза из тех женщин, которым идет некоторая пышность форм, а Вику, ее мужу, как раз не нравилась излишняя худоба. Правда, потом наступил момент, когда вес стал избыточным, а сексуальная аппетитность превратилась в полноту.

Продолжаем заедать проблемы?

– Я вообще не задумывалась о своей привычке полакомиться и даже не осознавала, что она у меня есть. Я ее просто не замечала. Ну подумаешь, съели с подругой за сплетнями махонькое ведерочко мороженого… или побаловала себя шоколадкой, когда отправила всех своих мужчин по работам и школам… Что может быть естественнее? Нужно же как-то радовать себя, дарить себе какое-то удовольствие, награду за потраченные нервы.

Да, понятно, образ жизни я при этом вела не сказать чтобы очень спортивный и активный. Физические нагрузки у меня были, по дому-то я дела сама делала, уборщицу я принципиально не нанимала, энергию я тратила, но это ведь далеко не то же самое, что регулярные занятия спортом и систематическая работа над фигурой. Хотя это я сейчас такая умная и все понимаю, а тогда… пока все дела по дому переделаешь, какая там йога, какой фитнесс – отдохнуть бы, пока муж с детьми не вернулись, минуту побыть в одиночестве, чтобы никто не мешал… да на диванчике посидеть, а если что-то вкусненькое в холодильнике лежит, так вообще замечательно.

Внешних перемен я тоже не замечала, хотя они были. Ну подумаешь, стала покупать вещи на размер больше, ну так я и рожала два раза, да и все мы не молодеем. Да, и на весы я тоже периодически становилась, и прекрасно видела, что цифра по чуть-чуть растет, но не паниковала по этому поводу. Конечно, в чем-то я всегда успокаивала себя, но в целом вообще не комплексовала, тем более что привыкла к своему образу жизни и к своим маленьким удовольствиям.

Вас все устраивало, а мужа?

– По этому поводу я тоже сначала не переживала. Во-первых, потому, что Вик всегда был не особенно стеснительным в вопросе выражения чувств. Он из тех мужей, которые не стесняются осыпать жену комплиментами. Вот он постоянно и говорил мне, что любит. Во-вторых, потому, что во внешности женщины ему нравилась приятная полнота, я успела в этом убедиться, потому что даже во времена учебы в колледже не была худышкой.

Ну и в постели влечение Вика, естественно, чувствовалось. И это было так приятно – осознавать, что ты нравишься любимому мужу, что он тебя хочет, и нежно, ласково, романтично, и страстно, по-животному. Секс у нас всегда был классным. Потому долгое время я вообще не задумывалась о том, что Вика может что-то не устраивать.

Сначала и долгое время? А потом? Наступил какой-то момент, после которого ситуация изменилась?

– Да, Вы все правильно понимаете. Конечно, не было каких-то резких перемен, но произошли сразу две вещи. Первая: Вик стал мне намекать, что пора бы мне начать худеть.

Даже так? Извините, что перебиваю, просто неожиданно, его же все устраивало…

– Ну да, естественно, он делал это осторожно и не напрямую. Говорю же, намекал. Вик в этом вопросе большой молодец и никогда не стремился как-то задеть чувства близких ему людей, в любых подобных вопросах он действовал и действует тактично, а не прет напролом.

В общем, однажды он поинтересовался, не хочу ли я записаться в спортзал. Сначала я не придала этому значения и начала вяло отнекиваться – много дел по дому, с сыновьями куча забот и так далее. Честно говоря, думала, что он сразу отстанет, но нет. После Вик предложил ходить в спортзал вместе и мотивировал это тем, что ему нужны регулярные физические нагрузки. Сказал, что у него был хитрый план – сначала записать меня, а потом присоединиться, когда я уже втянусь, – а я своими отказами этот план разрушила, поэтому теперь придется действовать открыто.

Но Вы ему не поверили?

– Нет, не поверила, я поняла, куда он клонит. Просто Вик хотел, чтобы похудела я, а ему этот спортзал вообще не нужен был – муж от природы не склонен к полноте и всегда был худеньким, даже несмотря на сидячую работу. И мне стало одновременно и приятно – потому что муж проявлял такую тактичность, – и тревожно.

Тем более что случилась вторая вещь: я перебирала вещи во время уборки и в одном из ящиков письменного стола нашла флешку. Любопытства ради воткнула ее в USB-порт ноутбука и увидела, что там фотки еще со времен колледжа. Давно уже об этих фотках забыла, думала, что они где-то потерялись, а тут вспомнила. Увидела, какая я была, и расплакалась.

Почему?

– Да потому что тогда я была чуть ли не в два раза стройнее. У меня просто глаза открылись. Знаете, как бывает: каждый день смотришь на себя в зеркало и не замечаешь, что меняешься. И с родными или близкими та же ситуация: если видишь человека почти каждый день, перемен в его внешности не улавливаешь, слишком плавно эти перемены происходят. А вот если не виделись долгое время, год-два, тогда уже перемены видны хорошо.

Так у меня и со старыми фотографиями было: я сравнила их с недавними фотками – даже не с отражением в зеркале, по нему не так заметно – и расстроилась. Я поняла, почему муж хочет, чтобы я похудела – полнота уже давно перестала быть приятной и стала просто полнотой.

Я разрыдалась от жалости к самой себе… и не помню, как очутилась у холодильника. Ревела и наворачивала мороженое ложками – чтобы хоть как-то подсластить эту горькую пилюлю. Убивалась, что толстая, что больше не нравлюсь мужу, и грызла шоколадку.

Продолжали заедать проблему?

– Да, и на этом, конечно, не остановилась. Всякий раз, когда я задумывалась о красоте, муже и лишнем весе, – а такие мысли меня посещали постоянно – я бежала к холодильнику. Всякий раз заедала свое горе и, естественно, не худела.

Наверное, именно в тот период, во время такой своеобразной депрессии, я набирала вес рекордными темпами. Думаю, что килограммов 10 точно прибавилось. Я прям уже по отражению это видела. Сижу, смотрю на себя в зеркало – ну натуральный хомяк, такие щеки! Рыдаю, жалею себя – и тут же за булочку или сэндвич. Любуюсь своим отражением, жую и реву.

Заедать проблему – единственный выход

И такое поведение нашей героини – далеко не самое страшное из того, что вообще могло случиться. Потому что со временем депрессия переросла в паранойю. Лиза стала думать, что Виктору не просто не нравится ее лишний вес, она начала подозревать, что ее муж нашел ей замену.

– У него кто-то появился – я была в этом просто уверена. Оно и понятно, зачем ему, красивому состоятельному мужчине, такая разжиревшая корова, которая только и делает, что нервничает и ест.

Зачем же так сразу, Лиза? Я уже уверена, что Вы преувеличивали и сгущали краски, а ведь я еще не слышала продолжения…

– Ну ведь я же не на ровном месте это придумала. Да, естественно, у меня была депрессия, и в таком состоянии я все события видела в более негативном свете, чем они происходили на самом деле, на это тоже нужно было делать скидку. Но некоторые сигналы просто невозможно было не заметить.

Например?

– Например, секс, который стал более пресным и скучным. Я чувствовала, что Вик охладел ко мне, что я уже не завожу его так, как раньше. И нет, я не могла списывать это на рутину, на то, что мы слишком привыкли друг к другу.

Может, в какой-то другой ситуации я бы еще решила, что слишком мнительная, что мне кажется, что я накручиваю, но, понимаете, у него появились от меня секреты.

Какие именно?

– Да стал часто писать кому-то СМСки, хотя раньше я такого за ним не замечала. Вик начал зависать в телефоне, а когда я – тоже не напрямую, без скандала, а шутливо – спрашивала, с кем он так активно общается, ничего толком не отвечал. Говорил, что по работе, но без конкретики, а я чувствовала, что это он с любовницей переписывается.

Ну частые SMS-сообщения – еще не показатель. Может быть, и правда на работе возникла такая ситуация: что клиенту или деловому партнеру удобнее общаться именно в таком формате. Случаи ведь разные бывают…

– Да? В течение пары месяцев такая рабочая ситуация? А после этого он вообще с кем-то стал разговаривать по телефону за закрытой дверью, хотя раньше такого никогда не делал. Раньше Вик не видел проблемы в том, чтобы обсудить какой-то рабочий вопрос по телефону при мне, еще и советовался со мной частенько, а здесь прямо тайны появились.

Ну классический же набор! Ну вот что мне нужно было думать, когда он и с работы стал приезжать позже? Опять же, все объяснял загруженностью, тяжелыми переговорами с новыми потенциальными клиентами, но я ему не уже не верила.

Естественно, на фоне этого мы стали ссориться. Обвиняла ли я мужа в измене напрямую? Нет. Почему? Наверное, боялась, что это окажется правдой. Вот и мучилась подозрениями, вот и ссоры с капризами устраивала. И каждую ссору я заедала.

Переломный момент наступил сразу после нашего очередного скандала, который закончился тем, что Вику кто-то позвонил. Кто же? Ну, конечно, она – любовница и разлучница – кто же еще! Раздраженно он ответил, что все, хватит этих непонятных претензий, и ушел в соседнюю комнату – разговаривать.

И вот я сижу, рыдаю, жую очередной сэндвич, заедая обиду и горе, и слышу, как муж смеется. Довольный такой смех в тишине. И вот для меня он стал последней каплей, после которой я поняла, что нельзя просто сидеть и жевать, что нужно что-то делать, как-то бороться за свое счастье, за семью. И я решила, что запишусь в спортзал, начну заниматься, стану стройнее, покажу Вику, что у него лучшая жена.

Вот это правильный настрой! Вы, Лиза, умничка!

– Такая умничка, что аж слишком. Потому что села за ноутбук – выбирать спортзалы. Остановилась на нескольких, ближайших к нам, начала читать их программы. Потом перешла к чтению уже статей по теме: связанных с необходимым для занятий уровнем физической подготовки, с противопоказаниями по здоровью. Читала-читала и дочиталась до того, что заниматься мне нельзя.

Почему?

– Потому что, по всем признакам, у меня была нервная булемия! Я не просто заедала проблемы, а вообще не контролировала это. А булемия – это уже болезнь, которую не вылечишь походами в спортзал. Прежде чем отправиться тренироваться, нужно проконсультироваться не только с диетологом, но даже с психиатром, нужно разработать курсы витаминотерапии и эмоционального восстановления. В общем, все сложно и долго, заедать проблему – единственный выход, какой там спорт.

А стал бы мой муж ждать? Не проще ли ему было бросить меня, такую проблемную, и уйти к другой, к той, разговоры с кем его так веселят.

Ну если он действительно Вас любил, то, конечно, не проще. К тому же дети у Вас есть…

– Вот о детях я тоже в первую очередь подумала. Я подумала, что как раз из-за сыновей Вик до сих пор и со мной, что из-за мальчиков он терпит, не признается, что у него есть любовница, и не уходит к ней.

На таком фоне моя депрессия только усилилась. Мое настроение заниматься спортом быстро пропало, да и вообще что-либо делать тоже не хотелось. Я постоянно чувствовала себя плохо, и постоянно что-то жевала. Муж, конечно, это заметил и все пытался добиться от меня, что не так. Я не признавалась, тогда, видя мое состояние, Вик стал настойчиво предлагать обратиться к докторам, я упорно отказывалась. И когда он прямо предложил сходить на прием к диетологу, я уже истерила по полной. Я была уверена: как только муж узнает, какие у меня проблемы, он тут же меня бросит и уйдет к любовнице. Мы были на грани развода.

Я и дальше отказывалась идти к докторам, раз десять говорила мужу «нет», не меньше, и каждый раз сопровождался ссорами. Так продолжалось до тех пор, пока Вик не сказал, что давненько мы куда-то не выбирались, и заявил, что приглашает меня на свидание. И вот тут-то я и поняла, что ему надоели мои капризы, что на свидании Вик и скажет мне, что нам нужно развестись, а красивый антураж ресторана подсластит пилюлю расставания. Я чувствовала, что романтического ужина при свечах не будет.

Заедала не проблему

Лиза оказалась права только в одном: романтического ужина при свечах действительно не было. Виктор даже не повел ее в ресторан – вместо этого он заманил нашу героиню на собрание людей, испытывающих проблемы с весом.

– Вик даже завязал мне глаза, представляете? Сказал, что хочет сделать мне сюрприз. Я согласилась, так как не могла думать ни о чем, кроме слов о разводе в конце вечера. Но когда муж развязал мне глаза, я увидела, что мы вовсе не в ресторане, да и по звукам не похоже было, что мы заходим в ресторан.

Я увидела группу людей, усевшихся в кружок. Наверное, мой удивленный вид был достаточно забавным, но никто из них не рассмеялся – все разглядывали меня доброжелательно и со спокойным вниманием. И я начала догадываться, куда привел меня муж.

На собрание тех, у кого проблемы с весом?

– Именно! Вик предложил мне сесть, я молча согласилась и села. Не потому что такая послушная, просто была слегка ошарашена, поэтому села на автомате. Еще пронеслась мысль, что уходить после такого эффектного появления было бы невежливо. Ну и интересно тоже стало, что же здесь происходит.

Собравшиеся люди делились своими историями: кто-то только начинал рассказывать, преодолевая себя, кто-то продолжал то, что, видимо, рассказывал на прошлых собраниях. Я же сидела и слушала, а руководящая кружком женщина – Энн, психолог, как я позже узнала – не предлагала мне что-то рассказывать, наверное, потому, что это был мой первый визит. За ним, кстати, последовал и второй визит, когда я приехала уже без мужа.

Почувствовали, что Вам помогут на этих собраниях?

– Не сразу, это я почувствовала позже. Уже регулярно посещая кружок, я заметила, что меня успокаивают такие собрания, помогают мне принять себя такой, какая я есть. Но тогда, во время первого визита, мне просто стало интересно. Я увидела девочку, совсем молоденькую, лет 16, и худенькую как палка. Ее худоба явно была нездоровой. Она настолько от меня отличалась, что мне стала интересно, какая же у нее история, и я решила дождаться, когда до нее дойдет очередь, точнее, когда она решит поделиться наболевшим.

Дождались?

– Да, и мне стало стыдно за такое свое любопытство. Потому что история у Герт оказалась очень грустной и даже трагической. Кстати, на момент нашего с ней знакомства ей уже было 19 лет, а не 16, как я подумала – просто она казалась младше из-за своей нездоровой худобы. А худоба эта у нее появилась потому, что Герт очень хотела стать моделью. Она занималась в модельной школе, ей прогнозировали хорошее будущее.

Наверное, именно поэтому Герт и морила себя голодом. Если бы модельная карьера была просто детской мечтой, возможно, до таких жертв дело бы и не дошло, а тут кто-то из «учителей» намекнул, что неплохо было бы чуточку похудеть, а девочка восприняла это по-своему, максималистски. Начала худеть и не смогла остановиться, не чувствовала грань, не обращала внимания на тот вред, который наносит своему здоровью.

Герт не прекращала морить себя голодом даже тогда, когда родные и близкие забили тревогу. Ее не останавливали даже голодные обмороки, стремление худеть превратилось у нее в манию, основанную на патологической неудовлетворенности своей внешностью. Со временем Герт превратилась в скелет, и тогда от нее ушел ее любимый парень – и потому, что устал бороться с ее упрямством, и потому, что она уже не привлекала его внешне. От отчаяния Герт вскрыла себе вены – хорошо, что ее родители вернулись домой раньше, чем планировали, увидели свою дочь в луже крови, набрали 911… В общем, вовремя успели – девушку спасли и, в качестве одной из мер психологической реабилитации, отправили в наш кружок.

Уже в «наш» кружок? История просто ужасная…

– Да, все собирающиеся в кружке были просто в шоке, услышав это. В кружок приходили самые разные люди, разных возрастов, в том числе и пенсионеры, но ни у кого не было таких серьезных проблем. Кто-то искал поддержки в стремлении побороть свою лень, от кого-то ушла жена из-за лишних килограммов и человек устал плакаться и решил выбираться из психологической ямы, но чтобы такое…

И я очень благодарна Герт – за то, что она показала мне, что у меня в жизни далеко не все так плохо, как мне казалось, что может быть гораздо хуже, что у меня вообще не было проблем. Я поняла, что заедала не проблему, а свое легкомыслие, собственную лень, какие-то свои страхи и опасения.

И да, кружок уже стал «наш». Потому что я поняла, что приду и на следующие собрания, что буду ходить сюда до тех пор, пока сюда будет ходить Герт.

Почему?

– Я захотела ей помочь – просто поняла, что без этого не смогу. Стала с ней больше общаться, и поначалу это было очень сложно – Герт была колючая как ежик, – но постепенно ее недоверие прошло. Мы сближались, несмотря на разницу в возрасте, интересах, семейном положении. Как раз о семье я ей главным образом и рассказывала, потому что знала об этом больше, чем о чем-либо другом. Рассказывала о тех семейных ценностях, которые появляются со временем, о тех прекрасных минутах, которые тебе дарят твои дети, о радостях замужества и материнства. И Герт прониклась, ей было очень интересно.

Со временем мы сдружились, я стала приглашать Герт к нам на ужины. Сегодня я с гордостью и теплотой могу назвать Герт своей подругой. И готова каждый день благодарить ее за то, что она помогла и мне – выбраться из моей психологической ямы. Потому что когда я увидела, что Герт «оттаяла», что у нее больше нет желания худеть, что у нее пропали депрессивные мысли, то поняла одну простую вещь. Если ее проблема оказалась решаемой, то и мою можно решить.

В общем, я перестала стесняться, и призналась, что у меня есть проблема – рассказала об этом на очередном собрании и, самое главное, рассказала это самой себе. И даже удивилась тому, как искренне меня стали поддерживать, сколько ободряющих слов сказали. Эта поддержка, и поддержка моего мужа, и помогли мне перебороть себя и обратиться к диетологу.

Кстати, Виктор просто молодец. Никакой любовницы у него не было. Сидя в телефоне, он не писал СМСки другой женщине, как подозревала Лиза, а общался на форумах, посвященных проблемам с лишним весом. А когда выходил разговаривать по телефону в другую комнату, консультировался с психологом из кружка, расспрашивая ее, как привести Лизу на собрание и вообще подтолкнуть жену к лечению. Как внимательный и заботливый муж, он видел, что лечение необходимо, и даже несколько раз ездил лично консультироваться – именно тогда Виктор и задерживался с работы.

В итоге Лиза все-таки попала к диетологу, тот провел все необходимые тесты и огорошил нашу героиню приятной новостью. Оказывается, никакой нервной булимии у нее не было: Лиза, как это бывает со многими, поставила себе неправильный диагноз, начитавшись статей в интернете. Так что она вполне могла заниматься спортом – естественно, при строгом контроле питания и по составленной специалистом программе.

За последней дело не стало. Диетолог разработал индивидуальное меню и программу, согласовал их с персональным фитнес-тренером того спортзала, который выбрала наша героиня, и Лиза приступила к занятиям. На момент нашей беседы она уже находилась на пути к стройной фигуре, но сколько же нервов и переживаний ей это стоило!